О Круглогорском ГОКе — от доктора геолого-минералогических наук

Валерий Николаевич Удачин — доктор геолого-минералогических наук, председатель Южно-Уральского научного центра, профессор кафедры «Геология». Читает курсы «Методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых» и «Экологическая геохимия».

— Если говорить о проблемах круглогорского ГОКа только с точки зрения химического состава руд, химического состава вмещающих пород, их минерального состава,  особенностей  их строения — то есть, как говорят геологи, текстурно-структурных особенностей руд и вмещающих пород, то, вероятно, что на месторождении существует как минимум два типа руд, которые будут перерабатываться по разным схемам.

Магнетит

Первый тип — это магнетитовые руды,  основу которых составляет  оксид железа, Fe2O3 x FeO, и этот технологический сорт руд потенциальной опасности для окружающей среды не представляет практически никакой. Магнетит не окисляется, по крайней мере, в каком-то существенном историческом срезе не будет окисляться. Он имеет приличную плотность, то есть удельный вес, и он далеко от будущей обогатительной фабрики (если таковая состоится) даже в качестве тонкодисперсной пыли  при дроблении  не полетит. В третьих, он инертный по отношению к вдыханию человеком в составе атмосферной пыли. Тонкодисперсный аэрозольный материал, вдыхаемый нами ежедневно в городах при выбросах автотранспорта, в десятки раз потенциально опасней. То есть первый технологический сорт руд — железные руды или магнетитовые руды — потенциально не представляет собой опасности.

FeS2

Условно второй технологический сорт руд, который назовем сульфидными, — это совокупность минеральных фаз, представленных соединениями металлов с серой. Это FeS2, это CuFeS2 , это ZnS, то есть класс сульфидов. Вот это, как правило, для окружающей среды — не лучший вариант. Во-первых, сульфиды при наличии атмосферного воздуха при доступе кислорода  и атмосферной влаги окисляются довольно быстро, и результатом окисления служат кислые рудничные воды. pH этих вод может достигать и 3, и 2,5, и 2,2, то есть это ультракислые  воды. Вторая проблема заключается в том, что на ГОКе эти два технологических типа руд должны перерабатываться по разным технологическим схемам. И вот для второго типа руд — для сульфидных руд — потребуется флотация, достаточно сложный  для простого рассказа процесс. Для нас важно, что отходами в процессе флотации является смесь аллюмосиликатов и сульфидов, в частности, пирита — FeS2, которые нужно куда-то складировать. Эти отходы в виде тонкоизмельчённых взвесей вместе с химическими реагентами и водой, которые используются в процессе флотации, подаются по пульпопроводу в специальные отстойники – “хвостохранилища”.  А я нигде не услышал и не увидел  в проекте ГОКа, как будут реализованы схемы обогащения, где будет хвостохранилище, как оно будет устроено, как будет построена дамба и т.д..

— Было сказано, что там нет таких руд. Только безвредные магнетитовые. Это не соответствует действительности?

— Нет, конечно.  Так вот резюмируем. Первый технологический тип руд — магнетитовые — потенциально безопасен, второй — сульфидные — потенциальные опасные для всех объектов окружающей среды, будь то водные среды, почвы или атмосфера. На примере хвостохранилища Карабаша при въезде в Карабаш со стороны Миасса слева мы видим высокую дамбу ограждающую, за которой находятся свыше 5  млн. тонн сульфидсодержащих отходов. С ними ничего во всём мире сделать нельзя, на сегодняшний день это экономически нерентабельно, и это огромная проблема проблема для окружающей среды во всех странах.

— А просто из заботы об экологии никто не возьмётся?

Карабаш

— На сегодняшний день, нет. Сульфидный тип руд на любом месторождении— это всегда источник потенциальных  проблем. Этот тип руд и отходы от них обладают очень мощным  кислотопродуцирующим потенциалом, то есть формируют кислые рудничные воды. И для варианта Круглогорского ГОКа это вполне реальная вещь. Защитные мероприятия по комплексу проблем при отработке месторождения всегда предусмотрены в основном проектном документе ОВОС (проект оценки воздействия на окружающую среду), который должен был бы быть и которого, если я правильно понимаю, нет. Кроме того, это проект  должен был бы пройти государственную экологическую экспертизу, поскольку это объект федерального уровня, но так как ОВОС нет, то и экспертизу проходить нечему. Как предусмотрена там подложка этого хвостохранилища, из какого материала она отсыпается, как ограждающая дамба будет строиться, за которой “хвосты” будут находиться, как обваловка будет осуществляться — этого же ничего нет. Без этого — пустые разговоры.

И вообще ситуация с ГОКом больше носит социально-политический оттенок, а не технологический, конструктивно обсуждаемый. Всё на уровне разговоров одной группы, что всё будет хорошо, безвредно, и другой группы, уже совершенно определённым образом настроенной, что все мы здесь вымрем. Истина находится посередине, но ни местные власти, ни будущие гоковцы ничего не сделали, никакой предварительной работы не провели, хотя бы в плане минимальной информированности. Вместо этого выехали на участок, начали какие-то предварительные работы без лицензионно-разрешительной документации. Это абсолютнейшая глупость. За 34 года жизни и работы на Урале я ничего подобного в жизни не видел.

— А как-то можно было с ГОКом удачно, грамотно прийти в Миасс, где заповедник, которому скоро  исполняется 100 лет,  где памятники природы?

Фото с официального сайта Томинского ГОКа

— Круглогорский ГОК — ничто по масштабности с Томинским ГОКом, когда там в течение 3-4 лет в обществе длилось противостояние, противодействие. Но там была проведён, пусть и не так, как хотелось бы,  значительный объём подготовительных работ, чтобы как-то сгладить тот негативный потенциал, который ГОК может принести. На моей памяти это первый случай подготовки обоснованного, выверенного, профессионально грамотного ОВОС. Это первый случай всесторонней и глубокой экспертизы этого проекта ОВОС. Это первый случай, когда по требованиям, изложенным в экспертизе проекта ОВОС, технологические схемы отработки руд и обогащения руд на Томинском ГОКе были вынуждены изменить примерно на 20%. И это в ущерб экономике. Здесь  (Круглогорский ГОК) не было сделано ничего, тем самым изначально ситуацию свели даже не на ноль, а на минус 100, минус 1000. Это отсутствие здравого смысла  в оценке социально-политической ситуации в регионе и наплевательское отношение — они и привели к такому результату, и теперь в экономическом плане нужно будет этой группе инициативных товарищей вложить на порядок больше средств — чисто в экономическую составляющую, а как они социально-политическую составляющую будут теперь реализовывать — вообще неведомо. Им нужно будет приложить тысячекратные усилия по сравнению с тем, как можно было бы это сделать год назад. И не факт, что результат будет.

— Ещё бытует мнение, что они пришли туда за золотом.

— Начнём с того, что в СССР и теперь в России существует государственная комиссия по запасам — ГКЗ. Это орган, который уполномочен проводить мероприятия по постановке на баланс запасов какого-то месторождения после разведки, когда подсчитаны запасы.  По Круглогорскому ГОКу — это открытые данные (+ сохранённая копия ⇒ «Круглогорское месторождение золото-магнетитовых руд») — на балансе ГКЗ СССР в 1978 году поставлено 50 млн. тонн железных руд и 22 тонны золота.

Конечно, золото является основой интереса, потому что запас месторождения  по железным рудам — 50 млн. тонн. Для сравнения — к северу от горы Магнитной с 1992 года разрабатывается месторождение магнетитовых руд Малый Куйбас . В нём запасы несопоставимы — на порядок больше. А это не основной ресурс для минерально-сырьевой базы Магнитогорского металлургического комбината. То есть ММК почти и не почувствует приход магнетитовых руд из-под Миасса.  Ещё одно месторождение в Челябинской области  на стыке 3 административных образований — Челябинская область, Башкортостан и Свердловская область — Суроямское железорудное месторождение с  3,2 млрд. тонн железной руды. Оно не разрабатывается — там свои причины есть, но оно не разрабатывается. Что такое 50 млн. тонн по сравнению с 3 млрд.?

— То есть пришли всё-таки за золотом?
— С определенной долей вероятности.

— А золото как добывают?
— В двух типах руд разные формы нахождения золота, разная пробность золота, разные технологии получения концентратов и последующего извлечения золота.

— Они опасны для природы?

— А это и есть схема флотации, когда из сульфидов  получают  медный  концентрат. Потом дальше этот медный концентрат, в основе которого находится минерал халькопирит CuFeS2, как правило, отправляется на металлургический передел на предприятия цветной металлургии  Урала,  либо в Карабаш, либо в Оренбургскую область в Медногорск, либо в Ревду, либо в Красноуральск, и там из  конечной продукции, из черновой меди , золото при рафинировании  будет извлекаться практически на 100%.

— То есть проблема опять-таки в хвостохранилище и вероятности формирования кислых рудничных вод.
— Да.

 


О Круглогорском месторождении в Интернете — http://chel-portal.ru/?site=encyclopedia&t=mestorozhdenie-zolotomagnetitovyh-rud&id=9220